Проект белорусских родителей для всех, кому близка проблема аутизма

Присоединяйтесь к нам в
Помощь в поиске: самое популярное на сайте
первые признаки Успокаивющие методы братик инклюзия игра с аутичным ребёнком уроки доброты моббинг Конвенция о правах инвалидов надевать обувь самоповреждение Имитация с использованием крупной моторики социальная история Сенсорные стратегии логопед гнев артикуляционная гимнастика игра Имитация с предметами обучение чтению имитация Расслабление речевые шаблоны клуб тьюторов поведенческий момент самостимуляция «исключительные дети» фонд «Выход» утежеленное одеяло Юлиана Пьянкова одаренность с дисгармоничным типом развития поведение Визуальные подсказки инклюзивный класс Сенсорная стимуляция обучение дружба школа стимминг эмоции откуда беруться дети с аутизмом Имитация сложных движений контакт глазами игры аутизм книги особому ребенку Picture Exchange Communication System мультик синдром Аспергера агрессивное поведение воспитание видеоуроки Луна агрессия поведенческий импульс система коммуникации через обмен картинками ABA эмоциональный интеллект родители лицевая слепота высокофункциональный аутизм диагноз издевательства в школе сенсорная игра шизофрения выгорание от аутизма ежедневное расписание рассказ о непохожем брате сенсорные ощущения тьютор фильм о детях с аутизмом ребёнок PECS диагноз аутизм нейротипики как научить ребёнка друг мультфильм аутичный ребёнок особенности поведения функция поведения книга Одежда для уменьшения стресса и поведенческих проблем в школе и дома
К началу Материалы Родителям Гленн и Дуглас Доманы: возможности всегда безграничны

Гленн и Дуглас Доманы: возможности всегда безграничны

Дуглас Доман

Детей с ограниченными возможностями не бывает!» — так считает продолжатель дела известного нейрохирурга и детского психоаналитика Глена Домана — его сын Дуглас Доман. Удивились? Мы тоже! Но тем не менее в Институте достижений человеческого потенциала творят чудеса. Дети, которым ставят страшные диагнозы ДЦП и аутизма,  уже через несколько лет показывают результаты намного выше, чем здоровые малыши.

О том, как поломать устоявшиеся стереотипы и научить детей с повреждениями мозга жить полноценной жизнью.

- Дуглас, расскажите о своем отце. Как он пришел к тому, чтобы помогать детям с повреждениями головного мозга?

— Наш Институт достижений человеческого потенциала был основан в 60-х годах 20 века. Мой отец шел к этому долгое время. Он был пехотинцем во времена второй мировой войны и получил за службу большое количество наград. Именно на войне он и увидел, насколько сложно бывает людям выживать, видел много изувеченных людей. Тогда и понял, что в мирное время просто обязан объявить войну повреждениям мозга. Ему повезло, потому что после войны он учился у талантливого профессора — доктора Тэмпла Фэя. Сначала они использовали традиционные подходы в лечении таких больных и лечили симптомы, в то время как воздействовать нужно на причину. Все болезни лечат именно так, но не в случае с нервной системой! Странно! Но для того, чтобы перевернуть эти догмы, им понадобилось более 20 лет.

- На чем основана ваша методика лечения таких детей с повреждениями мозга («СТ» намеренно формулирует вопрос именно так, потому что Дуглас Доман категорически против выражения «дети с ограниченными возможностями, – прим. авт.)?

— Чтобы помочь активизировать интеллект ребенка, нужно воздействовать на пять сенсорных путей – зрение, слух, обоняние, осязание, вкус. Все, что узнали мы, вы, Эйнштейн в процессе познания жизни – мы воспринимаем через эти сенсорные пути. И неважно, поставили нам такой диагноз или нет. В 60-х годах мой отец увидел, что локализация поражений мозга поражает нижние отделы мозга. Но в более высоких уровнях мозга – в коре, где находится непосредственно интеллект, — поражений не было. Обычные люди смотрят на этих детей, и в связи с тем, что они не могут говорить, у них текут слюни, они выглядят жалко, окружающие думают, что они безнадежны. Нет! Они очень умные. Многие дети с очень глубокими повреждениями мозга научились читать так, что показывали результаты намного лучше, чем обычные дети в 8-9-летнем возрасте.

- Я могу сделать вывод, что, чтобы вылечить такого ребенка, нужно провести большую работу с родителями?

— Для мамы здорового ребенка нет ничего ужаснее, чем разговаривать о ребенке с повреждениями мозга – она это на себя никогда не сможет примерить. А вот для матери такого особенного  ребенка это нормально. Она свободно говорит об этом, смотрит проблеме прямо в глаза и психологически готова бороться с этими страшными диагнозами. Так вот, таким детям просто нужно больше материнского внимания, любви и заботы. Я видел много случаев, когда трехлетний слепой ребенок приезжал к нам, занимался по индивидуальной методике, в 4 года уже начинал видеть, а в пять лет — читал лучше своих здоровых сверстников! Кстати, к нам уже около десяти лет приезжают русскоговорящие семьи. И я могу сказать, что между ними со своими детьми совершенно уникальная связь, другие матери также любят своих детей, но русские как-то особенно к ним относятся.

- Если взять статистику 50 лет назад и сейчас, можно ли сказать, что детей с повреждениями мозга становится больше?

— Здесь есть два принципиальных момента. Мы видим больше таких детей, потому что 50 лет назад люди пытались их прятать. Сейчас уже сами родители поняли, что помочь малышу можно и даже нужно. Нельзя ставить на них крест. Ну и второй момент – загрязнение воздуха, ухудшение экологии сказываются на этой статистике.

- А вы следите за судьбой детей, которые лечились у вас когда-то? 

— Скажу честно, раньше мы этого не делали. Но наши молодые сотрудники недавно завели страницу в «Фейсбуке». В течение нескольких месяцев нас нашли более семи тысяч человек. И родители стали писать свои истории. Практически все отмечают, что дети ведут вполне нормальный образ жизни. Меня поразила недавно одна женщина, которая приехала ко мне на лекцию в Майами. Она приезжала в наш Институт еще в 1968 году с ребенком, которому поставили страшный диагноз «аутизм». Она встала, рассказала родителям малышей свою историю и скромно села. Но после нее на сцену вышел 50-летний мужчина, тот самый аутист,  и стал рассказывать о том, как построил свой ресторанный бизнес в Калифорнии. Это я к тому, что не нужно опускать руки, когда традиционная медицина говорит о том, что все безнадежно.

- Это замечательно. Что касается обычных детей. Правда, что по вашей методике их можно научить читать уже в два года? В чем секрет?

— Когда ребенка начинают учить читать в 6-7 лет в школе, мы говорим, что это неправильно. По большому счету ребенку не удастся воспринять эту информацию, потому что шрифт слишком маленький, у него не зрелый зрительный анализатор. Но когда ваш ребенок смотрит телевизор и видит огромные буквы с надписью «Пепси», а потом он едет на машине и видит рекламный баннер и скажет «Мама, смотри – Пепси!», вы понимаете, что он это прочитал? Но ведь вы его этому не учили! Мы начинаем показывать большие буквы, слова с иллюстрациями еще годовалым детям. И результаты не заставляют долго себя ждать. Дети умеют читать не слоги, а слова.

- У вас много книг для родителей. Как вы относитесь к тому, что многие скачивают книги пиратским способом?

— Это сложный вопрос. Все средства с продажи книг идут на реализацию наших методик. И когда попросту не хватает денег на то, чтобы какую-либо идею опробировать, я сразу вспоминаю об этих людях. Они воруют не книги, а будущее у детей, которые нуждаются в нашей помощи.


Источник: http://neinvalid.ru/laskovaya-revolyutsiya/

Поделитесь в соц. сетях, чтобы и другие родители смогли лучше понять своих детей.