Проект белорусских родителей для всех, кому близка проблема аутизма

Присоединяйтесь к нам в
Помощь в поиске: самое популярное на сайте
контакт глазами книга аутичный ребёнок Имитация сложных движений «исключительные дети» братик Визуальные подсказки агрессивное поведение эмоциональный интеллект тьютор Одежда для уменьшения стресса и поведенческих проблем в школе и дома игра с аутичным ребёнком выгорание от аутизма Сенсорные стратегии эмоции издевательства в школе уроки доброты стимминг гнев воспитание агрессия особенности поведения первые признаки Сенсорная стимуляция клуб тьюторов Конвенция о правах инвалидов надевать обувь ABA как научить ребёнка игры видеоуроки мультфильм нейротипики поведенческий момент Имитация с использованием крупной моторики инклюзия поведенческий импульс аутизм книги особому ребенку Расслабление друг утежеленное одеяло PECS высокофункциональный аутизм фильм о детях с аутизмом система коммуникации через обмен картинками Picture Exchange Communication System диагноз аутизм Луна самостимуляция рассказ о непохожем брате обучение чтению лицевая слепота ежедневное расписание социальная история школа сенсорные ощущения Имитация с предметами сенсорная игра Успокаивющие методы инклюзивный класс диагноз функция поведения дружба мультик одаренность с дисгармоничным типом развития имитация игра моббинг откуда беруться дети с аутизмом обучение артикуляционная гимнастика Юлиана Пьянкова родители самоповреждение поведение фонд «Выход» синдром Аспергера ребёнок шизофрения речевые шаблоны логопед
К началу Аутизм: просто понять Соня

Соня

Александра (IT-специалист): «Люди – это целая наука. Но моя дочь справится с ее изучением!»

София

Мой дедушка смотрел на меня добрыми серыми глазами. У него были удивительные глаза: как угольки некогда сильного и яркого племени, серо-голубые и такие теплые.

– Внученька, может быть, ты не поверишь, но когда-то я был таким же. Мне хотелось дружить, но я не знал, как. Cо временем все встанет на свои места. Только не ленись – изучай людей.

Люди – это целая наука, так сложно их понять. Сейчас, когда ты маленькая, ты страдаешь оттого, что дети не хотят с тобой дружить, и весь мир против тебя. Но когда ты вырастешь, все захотят с тобой общаться. А ты будешь мечтать побыть одной. Так было у меня, когда я был мальчиком.

При возникновении очередной «социально неуклюжей» ситуации я вспоминаю слова моего дедушки: он оказался прав на сто процентов! Сколько себя помню, меня не покидало гнетущее чувство из-за того, что я не могу, как все, общаться, радоваться, грустить, веселиться. Я была странная, и все тут. А сколько раз меня просили стать нормальной!

– Встань и посмотри мне в глаза, – требовала моя первая учительница, – ты даже в глаза не можешь посмотреть! Скажи мне, скажи всем детям: когда ты, наконец, станешь нормальной? Ты вообще слышишь, что я тебе говорю?..

Мне всегда так хотелось приблизиться к этой таинственной «нормальности»!

Моя семья заняла твердую позицию: «мы любим свою дочь, какой бы странной, неусидчивой и необучаемой она не была».  Так отвечали мама и дедушка на все жалобы учителей. Я догадывалась, что у моей «странности» должно быть название, но какое? Тогда я не знала ответа.

Когда я ждала собственную дочь, спрашивала у мамы: «А вдруг Соня будет, как я? Вдруг она не сможет общаться с детьми?.. Мама однажды остановила меня, нежно взяв за руку: «Доченька, но ведь это не болезнь, ты просто другая…»

София

Соня тоже оказалась другой. Это было заметно уже в первые месяцы: она не просилась на руки, не отзывалась на имя. Когда малышке было три года, психолог из детского сада заговорила о диагнозе «гиперактивность»: если в группе становилось шумно, Соня начинала ходить кругами. Видимо, в понимании психолога это было признаком гиперактивности.

А еще Соня не проявляла интереса к детям, как будто не замечала их. Моя мама не переставала повторять: да, Сонечка отличается от других детей... но что же в этом такого, ведь ты была таким же ребенком... А из тебя вырос хороший человек, любящая мать и самостоятельная женщина.

Это поразительное сходство между мной и дочкой меня очень настораживало и пугало.

На психолого-педагогической комиссии в ЦКРОиР Соня принялась рассматривать помещение, считать столы, и отказалась приблизиться к столу, где сидели тети из комиссии. Вместо этого отошла в дальний угол комнаты и начала «играть в мультик», бегая по кругу и выкрикивая понравившийся фрагмент мультфильма наизусть.

Нам очень повезло: специалисты подождали, пока Сонечка успокоится, и лишь потом приступили к работе. Успокоившаяся Соня с легкостью ответила на все вопросы. А потом мы очень долго общались: психолог просила рассказать про нашу семью, мое детство, Сонино детство, предложила психологические тесты...

– Вы когда-нибудь слышали о синдроме Аспергера? – осторожно спросила психолог. – Это… это скорее не болезнь, а психологическая особенность. Вам знакомо ощущение, скажем, «социальной слепоты», когда человеку сложно общаться просто потому, что он другой?

Так я узнала точное название своей «странности» и наших с Соней проблем. Был шок и растерянность из-за незнания, что с этой информацией делать.

Комиссии тоже было сложно определить нас куда-либо: в обычной группе моему ребенку было бы тяжело из-за большого количества детей. Интеграция, по словам комиссии, в нашем случае сродни лотерее: может, повезет с персоналом, а может, и нет. Остановились на логопедической группе:

– Для вашей девочки это капля в море, но хоть что-то. И не ждите особых результатов. Мой вам совет: ищите сами специалистов, – заметила логопед.

София

В это время на помощь пришел его величество случай: нам позвонила дефектолог из образовательного центра «Детская Академия», который посещала Соня. Это она, Клавдия Альбертовна, подарила нам долгоиграющую надежду.

–  Мы часто обсуждаем Сонечку на педагогических собраниях. Она немного необычная девочка, и я хотела бы предложить вам консультацию, потому что, нам кажется...

–  Если вы про синдром Аспергера, то мы в курсе и готовы к диалогу, – ответила моя мама.

С тех пор у нас появилась надежда, а у Сони сразу несколько наставников и куратор–дефектолог, наш ангел-хранитель. Клавдия Альбертовна проводит индивидуальные занятия с дочерью дважды в неделю. Каждый раз нас ждет стопочка распечаток – задания на дом.

Поначалу было очень сложно: Соня просто «зависала». Но благодаря настойчивости педагогов, нашей готовности работать в команде, и, конечно, усидчивости и терпению Сонечки, через полгода занятий у Сони появилась осознанная речь.

Клавдия Альбертовна решила перевести Соню с группового на индивидуальное обучение и уделить внимание любимым Сониным предметам – чтению, математике и рисованию. Уроки длились по 15 минут, но результат дали огромный: через год логопедических и индивидуальных занятий мы ввели Сонечку в группу, где преподают те же учителя, которые занимались с ней индивидуально.

С сентября 2013 года Соня посещает логопедическую группу детского сада. Здесь мы столкнулись как с поддержкой – от дефектолога, психолога, заведующей – так и с полным непониманием проблемы. В обычной группе в прежнем садике наш ребенок получал во много раз больше любви. Сейчас, к сожалению, к ребенку относятся по принципу «абы тихо», и это огорчает. У нас нет контакта с воспитателями. Хотя иногда мне кажется, они и правда стараются, кто знает.

Несмотря на это, мы полны оптимизма и уверенно двигаемся дальше. Да, у нас есть проблемы: отсутствие социальных навыков, которое компенсируется высоким интеллектом. Соня в четыре с половиной года только начинает проявлять интерес к деткам, общается избирательно, а с воспитателями с детского сада не общается вообще.

Она не смотрит в глаза, но уже часто откликается на свое имя. Ее речь еще специфична, но это уже речь. А недавно Клавдия Альбертовна подвигла Сонечку еще на одну маленькую победу: моя дочь научилась различать основные человеческие эмоции!

Соня уже не та девочка с фарфоровым личиком, на котором не отображаются чувства, какой она была в три года. Она уверенно идет вперед благодаря своему трудолюбию и поддержке близких.

 

Поделитесь в соц. сетях, чтобы и другие родители смогли лучше понять своих детей.

Фотогалерея

Блог

Записей не найдено.