Проект белорусских родителей для всех, кому близка проблема аутизма

Присоединяйтесь к нам в
Помощь в поиске: самое популярное на сайте
диагноз синдром Аспергера братик «исключительные дети» имитация система коммуникации через обмен картинками Юлиана Пьянкова Сенсорная стимуляция аутизм как научить ребёнка Успокаивющие методы социальная история логопед диагноз аутизм обучение чтению агрессивное поведение мультфильм фильм о детях с аутизмом уроки доброты Имитация с предметами воспитание книга игра Picture Exchange Communication System дружба сенсорная игра инклюзивный класс гнев Расслабление моббинг самостимуляция функция поведения Луна Имитация с использованием крупной моторики первые признаки PECS артикуляционная гимнастика высокофункциональный аутизм выгорание от аутизма Визуальные подсказки родители утежеленное одеяло нейротипики друг мультик поведение поведенческий момент книги особому ребенку инклюзия игры шизофрения ежедневное расписание особенности поведения фонд «Выход» тьютор Одежда для уменьшения стресса и поведенческих проблем в школе и дома аутичный ребёнок надевать обувь обучение эмоции агрессия видеоуроки Сенсорные стратегии игра с аутичным ребёнком речевые шаблоны самоповреждение Конвенция о правах инвалидов контакт глазами ребёнок откуда беруться дети с аутизмом Имитация сложных движений школа одаренность с дисгармоничным типом развития лицевая слепота поведенческий импульс клуб тьюторов ABA издевательства в школе стимминг сенсорные ощущения рассказ о непохожем брате эмоциональный интеллект
К началу Аутизм: просто понять Павел

Павел

 Наталья (научный сотрудник): «У детей с аутизмом есть и интересы, и способности. Просто они не всегда знают, что с этим делать»

Павел

– Сложатся ли отношения ребенка, особенно ребенка с аутизмом, с нашей системой образования и окружающими, очень сильно зависит от того, какие ему попадутся педагоги.

Мамы, обсуждая эту тему, часто оперируют определением «удачный»: удачный у вас воспитатель (то есть хороший, отзывчивый), или не очень? Первый воспитатель, первый дефектолог, учитель, учителя-предметники… Вокруг детей с аутизмом специалистов должно быть больше, поэтому удачи им тоже необходимо больше.

Не хотелось бы ни восхвалять, ни осуждать специалистов: они всего лишь люди, которые тоже иногда нуждаются в поддержке. Но из детского сада Пашу едва не выгнали по инициативе логопеда. Воспитатели, как могли, вытягивали ребенка, а логопед написала ему такие рекомендации, что в школу мы могли бы и не попасть: такие тяжелые дети обычно учатся на базе ЦКРОиР.

От психолога, которая занималась с Пашей, мы узнали, что минская спецшкола № 18 (речевая, но работает по общеобразовательной программе) набирает в первый класс детей с аутизмом. Как мы ухитрились получить направление в этот класс – отдельный разговор. Мне пришлось прибегнуть к помощи брата, по второму образованию он юрист.

В первый класс пришло сразу пятеро или шестеро таких детей. Нам дали воспитателя, родители пригласили психолога для отработки коммуникативных навыков. И Паша, вопреки прогнозам логопеда, потянул школьную программу!

Сейчас Павлу 13 лет, он учится в 7 классе той же школы № 18. Долго был неговорящим ребенком, потом появилась эхолалия, затем речь. Если придерживаться классификации Ольги Никольской, то у моего сына был аутизм 2 типа, сейчас у него более легкий аутизм 3 типа. Он часто думает вслух, но умеет и поддержать разговор, и ответить на вопросы.

Чего нам это стоило? Наш класс для детей с аутизмом вскоре расформировали, детей разбросали по другим классам. Месяц или полтора я сидела рядом с Пашкой в школе – благо, как раз младшая дочь пошла в садик. Потом Лиза начала болеть. Я тогда позвонила директору школы, Руслане Викторовне: что делать, как мне справиться с двумя детьми?

– Наташа, оставляй Пашу, будем пробовать, – посоветовала она. Вначале было очень не просто и Павлу, и учителю, но со временем ситуация стала выравниваться, и после окончания начальной школы педагог очень хвалила Павла. Для ребенка (человека) с аутизмом очень важно жить, учиться и работать рядом с обычными людьми. Так они учатся жить в социуме.

Прошлый год для нас был непростой: Лиза пошла в первый класс, Паша перешел на среднюю школьную ступень. Чем больше учителей, тем сложнее таким детям подстроиться под все требования. Были  и остаются проблемы, но мы вместе с учителями их стараемся решить.

У моего сына абсолютный слух и большая тяга к конструированию. Про слух мы узнали случайно: началось все с того, что я привела Лизу в музыкальный кружок. Перед дочерью у меня иногда возникало чувство вины: так как старший сын требует много внимания, многие меня упрекали, что Лиза растет, как травка. Мы с Пашей уроки делаем – она у меня на плечах висит. С другой стороны, специалисты отмечают высокий уровень ее знаний: все, что с Пашей проходим, впитывает.

В общем, пришло время – повела я Лизу по кружкам. Разговорилась с музыкальным педагогом Татьяной Леонидовной Волчек, и оказалось, она уже работала с ребенком с аутизмом! Я ей рассказала про Пашу, потом привела сына на прослушивание. У Павла обнаружились способности к музыке.

Почему именно фортепиано? Паша везде, где видел этот инструмент, стремился его разобрать. Включая школу № 18: там на втором этаже стоял инструмент, и я все боялась, что в один прекрасный день от него останутся рожки да ножки.

У сына очень сильное конструкторское начало: все надо разобрать и изучить, как оно работает. В раннем детстве он увлекался машинками; довершал конструкции детских машинок, доделывая рычаги и антенны из пластилина. На прогулках подходил к автомобилям, заглядывал в салоны. Или, завидев движущийся автомобиль в тесном дворовом проезде, бежал вровень с водителем на роликах и наблюдал за его действиями. До сих пор помню, как менялись в лице и косились на сына автовладельцы.

Ради сына я тоже научилась играть на фортепиано. У нас многое так – сначала осваиваю сама, потом объясняю сыну. Так было с роликовыми коньками: сначала я каталась на роликах (поздно вечером, чтобы соседи не видели), потом сына научила. Только велосипед Паша освоил раньше меня, хотя тоже пришлось изрядно побегать.

На первом году обучения музыке я разбирала ноты, сын смотрел. На втором мое внимание понадобилось Лизе, я чуть-чуть отпустила ситуацию... Сейчас не вмешиваюсь в музыкальное образование детей: есть учитель, он подбирает для Паши красивые мелодичные произведения. Павел занимается музыкой четвертый год, исполняет произведения за 2 – 3 классы музыкальной школы. Все, что проходил, играет не с листа, а по памяти.

В раннем детстве у детей с аутизмом часто бывают навязчивые движения, все эти шаталки-качалки. Паша тоже таким был, пока не научился лепить, рисовать, складывать пазлы, музицировать... Главное – научить чему-то таких детей, тогда они начинают активнее проявлять свои интересы и способности. У них много и того и другого, просто они не всегда знают, что с этим делать.

Павел полностью изменил мое мировоззрение. Когда-то мне было важно соответствовать ожиданиям социума: чтобы на улице не косились, не осуждали, не стыдили за моих детей. Сейчас мнения окружающих где-то далеко, за пределами моей чувствительности. Да и для окружающих слово «аутизм» уже перестало быть иностранным, даже на бытовом уровне уже понимают, что ребенок особенный. Хочется надеяться, что и наш социум будет более толерантно воспринимать таких людей, найдет достойное применение их способностям, воспитывая и выращивая своих гениев.

Нет никаких мыслей о своем будущем, только мысли о будущем ребенка. И надежда, что наш мир изменится к лучшему.

Поделитесь в соц. сетях, чтобы и другие родители смогли лучше понять своих детей.

Фотогалерея

Блог

Записей не найдено.