Проект белорусских родителей для всех, кому близка проблема аутизма

Присоединяйтесь к нам в
Помощь в поиске: самое популярное на сайте
школа ребёнок диагноз фильм о детях с аутизмом аутичный ребёнок аутизм синдром Аспергера гнев ABA речевые шаблоны функция поведения система коммуникации через обмен картинками ежедневное расписание поведение воспитание диагноз аутизм надевать обувь друг социальная история Луна стимминг контакт глазами PECS сенсорная игра лицевая слепота эмоциональный интеллект книга дружба агрессивное поведение утежеленное одеяло шизофрения родители Сенсорная стимуляция Одежда для уменьшения стресса и поведенческих проблем в школе и дома издевательства в школе «исключительные дети» первые признаки уроки доброты Picture Exchange Communication System Успокаивющие методы сенсорные ощущения тьютор эмоции обучение Расслабление особенности поведения самоповреждение инклюзия поведенческий импульс агрессия рассказ о непохожем брате мультик самостимуляция фонд «Выход» логопед игра высокофункциональный аутизм братик артикуляционная гимнастика как научить ребёнка обучение чтению Имитация с предметами игры Имитация сложных движений имитация видеоуроки Юлиана Пьянкова Сенсорные стратегии Конвенция о правах инвалидов поведенческий момент Имитация с использованием крупной моторики одаренность с дисгармоничным типом развития мультфильм моббинг клуб тьюторов инклюзивный класс книги особому ребенку откуда беруться дети с аутизмом игра с аутичным ребёнком выгорание от аутизма Визуальные подсказки нейротипики
К началу Аутизм: просто понять Илья Виктор Грапов: «В том, что касается учебы, Илью надо только организовать»

Виктор Грапов: «В том, что касается учебы, Илью надо только организовать»

Виктор и Илья

Виктор Грапов: «В том, что касается учебы, Илью надо только организовать»

Виктор – выпускник факультета философии и социальных наук БГУ – как и его коллеги, не стремился попасть в школу и работать с детьми.

– Психологов для школы готовят педагогические университеты, их учебная программа насыщена практическими занятиями, – рассуждает Виктор. – Мне представлялось будущее, связанное с подбором персонала для крупных компаний, психологическими исследованиями или судебно-психиатрической экспертизой.

Все изменилось минувшей весной: дельфинарий «Немо» пригласил моего собеседника поработать сезон в качестве дельфинотерапевта.

– Было сложно, но я очень доволен полученным опытом. Потому что одно дело академические знания, другое – практика, да еще в такой, можно сказать, экстремальной обстановке: ребенок в воде, рядом большие животные, важно правильно оценивать ситуацию и эффективно взаимодействовать в системе «тренер-терапевт-ребенок-животное». Через три-четыре занятия ты уже знаешь ребенка – как его легче убедить, чем заинтересовать – но курс оканчивается, и приходится заново искать общий язык, уже с другим ребенком.

***

Когда летний наплыв желающих пройти дельфинотерапию иссяк, Виктор разместил в интернете резюме.

– Из возможностей, которые передо мной открылись, наиболее привлекательной показалась работа в качестве тьютора в минской школе № 187, где с сентября работает первый класс для детей с аутизмом, созданный при участии родителей из общественной организации «Дети. Аутизм. Родители». Но я довольно долго думал над этим предложением: смущала оплата труда. Я как мужчина, у которого есть семья, ставлю планку заработка выше.

С другой стороны, работа с ребенком с аутизмом очень интересная. Это новый для меня опыт, так как в дельфинарии взаимодействие во многом построено на эмоциях, здесь – более методологический, структурный подход. Новые ситуации, ты чего-то не знаешь. Это хорошо, что не знаешь – есть повод почитать, посмотреть. Плохо, когда все знаешь, и начинаешь скучать на работе.

Важно, что у тьюторов много возможностей для профессионального роста, организация «Дети. Аутизм. Родители» постоянно приглашает белорусских и зарубежных лекторов. Мне интересно работать в школе именно в рамках проекта организации, психологом в «обычную» школу я бы не пошел.

***

Виктор и Илья

Виктор говорит, работа в дельфинарии научила его не беспокоиться по поводу поиска общего языка:

– Не отвлекаясь на эмоции, я пробую установить контакт. С Ильей это было достаточно просто: он хорошо меня воспринял, сразу дал руку. На второй день мы с ним уже работали, и мальчик первый подошел, обнял меня, перебирал пальцами волосы, рассматривал. Мне было приятно такое доверие.

В университете я получил базовые знания по аутизму, но одно дело, когда написано в книге, и другое – когда ты работаешь с таким ребенком. Учебники здесь не помогут, потому что дети с аутизмом очень разные: у кого-то познавательные интересы сформированы, у других, наоборот, преобладает негативизм; кто-то ласковый, кто-то не любит прикосновений.

Илья сообразительный. По этой причине он бывает капризным – улавливает, в каких ситуациях с помощью капризов может что-то получить или чего-то избежать. Но в том, что касается учебы, его надо только организовать. Если заинтересовать, показать – он сам выполняет задания с удовольствием. Очень любит рисовать, любимый сюжет – такси. Я пытаюсь разнообразить это занятие: или меняю ракурс автомобиля, или добавляю деталей в пейзаж – ненавязчиво увожу его от стереотипа. Иногда Илья принимает мои нововведения и назавтра их воспроизводит.

В столовой, правда, с ним бывает тяжеловато – соглашается есть только свои любимые блюда. Но в общем – хороший спокойный мальчик, с которым совсем не тяжело работать.

***

По утрам, ожидая детей, мы с дефектологом обсуждаем предстоящий учебный день, подготавливаем материал – карточки и картинки, прописи.

После завтрака – пальчиковая зарядка и два-три ежедневных урока. В начале года каждый день была физкультура, тьюторы ходили в спортзал с детьми, чтобы они выплеснули энергию и поспокойнее вели себя в классе. Сейчас сокращаем количество часов в спортзале, добавляем учебных занятий – прописи, математика.

Первоклассники с аутизмом пока занимаются по индивидуальным программам в ресурсном классе. Со следующего года планируем ходить с ними в общий класс. Готовим первую инклюзивную экскурсию, хотим участвовать в общем утреннике – чтобы наши дети не просто присутствовали на празднике, а именно участвовали.

***

Кому надо обучение обычных и особенных вместе? В первую очередь детям, с которыми мы занимаемся: они часто перенимают модели поведения, и, к сожалению, не всегда лучшие. Общение с обычными детьми может научить их делать что-то по образцу, который задают дети. То есть говорить на одном языке с ровесниками.

Если бы я сейчас был школьником, мне было бы интересно учиться бок о бок с особенными учениками. Сегодняшняя система образования далека от идеала, и результаты ее работы очень разные: многие дети с пониманием и уважением относятся к ровесникам, некоторые, не понимая чужих особенностей, могут над ними издеваться.

Мне как тьютору хотелось бы посмотреть на возникающие ситуации, помочь что-то организовать. Я открыт любому опыту и готов погружаться, наблюдать, учиться...

Хотелось бы, правда, чтобы эта многогранная работа была обозначена в трудовой книжке иной записью, не «помощник воспитателя». Пока я рассказываю о своей деятельности друзьям уклончиво: «Работаю с дефектологом»...

 

Поделитесь в соц. сетях, чтобы и другие родители смогли лучше понять своих детей.